Уропатоген в высоком титре что это

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Уропатоген в высоком титре что это

Читайте в новом номере

Воспалительные заболевания органов мочеполовой системы занимают одно из первых мест среди заболеваний детского возраста. Это объясняется особенностью строения, кровоснабжения, иннервации мочевыводящих путей у детей, а также возрастной дисфункцией иммунной системы ребенка. Необходимо отметить, что в последние десятилетия распространенность инфекций мочевых путей (ИМП) возросла, особенно в экологически неблагоприятных районах.

В России частота распространения ИМП составляет около 1000 случаев на 100000 населения. К сожалению, довольно часто инфекции мочевых путей имеют тенденцию к хроническому, рецидивирующему течению. У 50% девочек отмечается рецидив инфекции в течение года после дебюта заболевания, у 75% – в течение 2–х лет. У мальчиков рецидивы инфекции встречаются реже, преимущественно на первом году жизни (15–20%), старше 1 года рецидивы встречаются меньше.
В детском возрасте инфекции мочевой системы в 80% случаев развиваются на фоне врожденных аномалий верхних и нижних мочевых путей, при которых имеются нарушения уродинамики. Чаще всего это гидронефрозы, пузырно–мочеточниковые рефлюксы, мегауретеры. К сожалению, и в настоящее время, в эпоху высоких технологий, диагностика этих заболеваний часто проводится с опозданием – тогда, когда они осложняются инфекцией мочевыводящих путей.
Без нарушения защитных факторов макроорганизма трудно представить в настоящее время возможность развития ИМП, основным проявлением которой является микробно–воспалительный процесс в тубулоинтерстициальной ткани – пиелонефрит. Течение ИМП на фоне урологических аномалий может приводить к таким осложнениям, как артериальная гипертензия, нефросклероз, и как следствие – к хронической почечной недостаточности.
По отечественным данным, 70% от общего числа пациентов, получающих хронический гемодиализ, являются больные, у которых ИМП возникла на фоне врожденных аномалий мочевой системы.
Доказано, что ИМП чаще всего вызывается одним видом микроорганизма (при обнаружении нескольких видов микробов необходимо исключить погрешности сбора и транспортировки мочи в лабораторию). Однако при хроническом течении инфекции могут определяться микробные ассоциации.
Наиболее частым возбудителем внебольничной инфекции мочевыводящей системы у детей во всех возрастных группах, по данным мировой литературы, является Е. coli (представитель семейства энтеробактерий). Она выявляется в 80% случаев. Другие патогены встречаются гораздо реже: выделяют Proteus mirabilis (преимущественно у мальчиков – около 30%), Klebsiela spp. (у детей раннего возраста), Enterobacter spp., Pseudomonas spp. (обнаруживаются менее чем в 2% случаев).
Исследования нашей клиники (2004–2005 гг.) показывают, что у амбулаторных больных острая инфекция мочевой системы в 49% случаев вызывается Е. coli, в 10,6% – Proteus spp., в 10,6% – Klebsiela spp., с такой же частотой – Enterobacter spp. (рис. 1). Антибактериальная терапия таких больных может проводиться эмпирически, основываясь на данных антибиотикочувствительности основных уропатогенов, циркулирующих в конкретном регионе в данный период наблюдения, и на клиническом статусе пациента.
Необходимо помнить, что у ряда детей, находящихся в урологическом стационаре, развиваются инфекционные осложнения, обусловленные хирургическим или диагностическим вмешательством.
Поэтому бактериальный спектр возбудителей инфекций мочевой системы у больных урологического стационара отличается от такового у острых амбулаторных больных по причине длительности инфекционного процесса, частых госпитализаций в стационары для проведения комплекса диагностических процедур и хирургического лечения, использования дренажей. Необходимо учитывать локальные особенности циркулирующей в этих стационарах микрофлоры.
У таких больных этиологическая значимость Е. coli значительно снижается (до 26%) за счет увеличения и/или присоединения таких проблемных возбудителей, как Pseudomonas spp. (23%), Enterococcus spp. (12%), неферментирующие грамотрицательные бактерии (11%) и др. (рис. 2). Чувствительность этих возбудителей к антибактериальным препаратам часто непредсказуема, так как зависит от ряда факторов, в том числе, как уже указывалось, от особенностей циркулирующих в данном стационаре внутрибольничных штаммов микроорганизмов и от того, что внутрибольничные штаммы часто заменяют собственную микрофлору, инфицируя мочевыводящую систему в результате диагностических и лечебных манипуляций.
Симптоматика ИМП у детей старшего возраста сходна с той, что встречается у взрослых: дискомфорт при мочеиспусканиях, частые или редкие микции, недержание мочи, изменение цвета, прозрачности мочи, боли над лобком или в поясничной области, повышение температуры. У детей периода новорожденности в первую очередь обращают на себя внимание общесоматические симптомы: отсутствие прибавки в весе, снижение аппетита, беспокойство, плохой сон, может быть нарушение акта мочеиспускания и субфебриллитет.
В период новорожденности ИМП чаще встречается у мальчиков (около 3%), в более старшем возрасте чаще болеют девочки (на 1 году жизни – 2,7%, среди дошкольников – 4,7%, у школьников 1,2–1,9%). Соотношение частоты заболеваний ИМП у девочек и мальчиков первого года жизни будет как 1:2, в более старшем возрасте девочки болеют в 10 раз чаще, что объясняется анатомическими особенностями нижних мочевых путей.
По существующей классификации инфекции мочевых путей подразделяются на острый и хронический пиелонефрит, когда в патологический процесс вовлекается паренхима почек, и инфекции собственно мочевыводящих путей (лоханок, мочеточников, мочевого пузыря и уретры).
Предметом острых дискуссий до настоящего времени остается вопрос о принципах противорецидивной терапии и ее эффективности у детей, страдающих ИМП. Несмотря на наличие современных антибиотиков и химиотерапевтических препаратов, позволяющих быстро и эффективно справляться с инфекцией и уменьшать частоту рецидивов путем назначения на длительный период препаратов в низких профилактических дозах, лечение рецидивов ИМП все еще представляет собой довольно сложную задачу. Это обусловлено:
– ростом резистентности микроорганизмов, вызывающих инфекцию, особенно при применении повторных курсов;
– побочными эффектами препаратов, такими как аллергические реакции, диспептические расстройства и др.;
– способностью антибиотиков вызывать иммуносупрессию организма;
– длительные курсы приема препарата значительно снижают комплаентность.
Для применения в медицинской практике в 50–60–х годах ХХ века был предложен ряд различных производных 5–нитрофурана. Затем, в связи с введением в клиническую практику большого числа высокоэффективных химиотерпевтических препаратов в других классах химических веществ, которые превышали по степени активности нитрофураны и имели ряд преимуществ по фармакокинетическим и токсикологическим характеристикам, интерес к препаратам рассматриваемой группы снизился. Тем не менее до сих пор нитрофураны применяются в медицинской практике. По–прежнему представляет практический интерес один из первых нитрофуранов – фуразидин. Однако опыт применения препаратов данной группы в настоящее время не удовлетворяет практикующих врачей. Достижения, полученные в изучении патогенеза ИМП, показывают, что альтернативным подходом в лечении инфекций мочевых путей является стимуляция собственных иммунных механизмов пациента, направленных против патогенной флоры, с помощью иммунотерапевтических препаратов.
Одним из таких препаратов является лиофилизированный белковый экстракт, полученный путем фракционирования щелочного гидролизата некоторых штаммов E. coli. Данный препарат носит название Уро–Ваксом.
Механизм действия данного препарата заключается в следующем:
1) активизирует способность макрофагов уничтожать бактерии в дозозависимом режиме;
2) обеспечивает защиту против инфекций, вызываемых Е. coli и Pseudomonas spp. ;
3) участвует в развитии иммунной реакции Th1–типа;
4) повышает функциональную активность полиморфноядерных клеток.
Проведенные иммунофармакологические исследования показали, что Уро–Ваксом обладает следующим действием.
В организме человека происходит стимуляция Т–лимфоцитов, индуцируется образование эндогенного интерферона и увеличивается содержание IgA, в том числе и в моче.
In vitro отмечена стимуляция метаболической и функциональной активности макрофагов, что способствует высвобождению различных лимфокинов (IL–2, IL–6, THF).
В эксперименте на животных доказано, что Уро–Ваксом вызывает защитное действие от экспериментальных инфекций, оказывает стимулирующее действие на макрофаги, иммунокомпетентные клетки в Пейеровских бляшках и В–лимфоциты, а также увеличивает содержание IgA, в том числе в моче.
Проведенные ранее клинические исследования у взрослых больных показали, что Уро–Ваксом уменьшает частоту рецидивов инфекций мочевого тракта, в особенности нижних мочевых путей.
В нашей клинике для изучения эффективности данного препарата дети с различными формами ИМП были разделены на две группы.
В I группе дети получали уросептик (фуразидин) в сочетании с плацебо.
Во II группе в комплексе с фуразидином назначался препарат Уро–Ваксом один раз в сутки. Курс лечения составил 3 месяца.
Для обследования отбирались дети, у которых микробным возбудителем инфекции мочевых путей явилась E. сoli, титр которой был значимым (свыше 100000 микробных тел в мл мочи), что являлось неоспоримым доказательством наличия микробно–воспалительного процесса в мочевой системе. Также это были дети с частыми обострениями ИМП – до 2–3 раз в год (рис. 3).
Для оценки эффективности препарата «Уро–Ваксом» использовались лабораторные, микробиологические и иммунологические показатели, которые изучались в динамике: до лечения, на 7–10 сутки и через 3 месяца после начала лечения.
На основании лабораторных и микробиологических показателей проводилась общая клиническая оценка: сроки нормализации анализов мочи, время элиминации микробного возбудителя, частота рецидивов и длительность ремиссии инфекционного процесса в мочевых путях.
Иммунологические показатели оценивались на основании изучения цитокинового статуса. Определялись: фактор некроза опухоли, интерлейкин – 8 и интерферон– g (рис. 4).
Исследование данных показателей было основано на том, что острое и хроническое воспаление приводит к выделению провоспалительных цитокинов, таких как фактор некроза опухоли, интерлейкин–1b и интерлейкин–6.
Эти медиаторы воспаления активируют каскад локальных (внутриклеточных) и системных ответов и, в частности, появление вторичных цитокинов, например, интерлейкина–8. В каскаде иммуномодулирующих ответов на воспаление важная роль придается интерферону–g. Последний является принципиальным активатором функции макрофагов, взаимодействует с цитокинами: обладает синергическим эффектом с фактором некроза опухоли и подавляет продукцию антагонистических цитокинов (интерлейкин–6 и интерлейкин–8).
Литературные данные показывают, что при развитии острых и хронических воспалений содержание провоспалительных цитокинов, интерферона может увеличиваться; что же касается интерлейкина–8, то данные отличаются определенной противоречивостью.
Учитывая, что одним из механизмов действия Уро–Ваксома является его иммуностимулирующее действие, представляло интерес изучить влияние этого фактора на уровень провоспалительных цитокинов, тем более, что в литературе мы не нашли таких данных. У обследованных больных, а также получавших плацебо до назначения препарата и через 7–10 дней после, натощак собиралась венозная кровь, и в сыворотке определяли содержание фактора некроза опухоли, интерферона–g и интерлейкина–8, с помощью иммуноферментных наборов. Результаты исследований представлены на рисунках 5–7.
Как видно, у больных, принимавших только фуразидин, уровень провоспалительных цитокинов в динамике оказался повышенным и не менялся в течение 7 дней, кроме содержания интерлейкина–8, которое оказалось сниженным. В то же время применение Уро–Ваксома привело к достоверному снижению содержания фактора некроза опухоли и интерферона–g, уровень интерлейкина–8 напротив несколько повысился. Эти результаты подтвердили тот факт, что Уро–Ваксом действительно обладает иммуномодулирующим эффектом, подавляя продукцию провоспалительных цитокинов и интерферона. Повышение продукции интерлейкина–8, по–видимому, является определенной компенсацией на прием препарата, но окончательное суждение по этому вопросу требует дополнительных исследований.
Данные таблицы 1 показывают, что комплексное назначение фуразидина в сочетании с Уро–Ваксомом приводит к более быстрой и длительной ремиссии в течении ИМП, чем при проведении традиционной терапии.
Это, в первую очередь, подтверждает высокую эффективность препарата Уро–Ваксом как составной части комплексной терапии ИМП у детей. В группе детей, получавших фурагин с Уро–Ваксомом, более чем в 80% случаев была достигнута элиминация микробного возбудителя E. coli в течение первых пяти дней терапии. У детей, получающих изолированную антибактериальную терапию (фурагин), как правило, санация наступала позже – на 7–9 сутки. Количество рецидивов заболевания было значительно снижено. За 6–тимесячный период наблюдения за детьми, у которых была достигнута клинико–лабораторная ремиссия заболевания, у 17 из 20 детей не отмечалось изменений в анализах мочи. Стерильными оставались и контрольные посевы мочи. У детей II группы более чем в 90% случаев сохранялась стойкая ремиссия заболевания.
Таким образом, высокая распространенность ИМП в детском возрасте, возрастная дисфункция иммунной системы ребенка требуют поиска новых препаратов, способных оказывать не только антибактериальное действие на возбудителя воспалительного процесса, но и иммуномодулирующий эффект. Наши исследования показали высокую эффективность препарата Уро–Ваксом в комплексной терапии ИМП, особенно в случае непрерывно–рецидивирующего течения. Мы считаем целесообразным дальнейшее изучение клинической эффективности данного препарата с определением оптимальных дозировок при моно– или комбинированной терапии, а также возможность применения Уро–Ваксома с целью профилактики инфекции после операций на мочевых путях или инвазивных манипуляций.

Читать дальше  Кыст для чего полезен женщинам

В бак. Посеве выделен уропатоген.

№ 53 378 Уролог 20.11.2018

Ребенок 2007 года рождения. Болела пиелонефритом в 2012. Слали мочу на микрофлору. В заключении выделен уропатоген в низком титре. Что то значит?

Евгения Рыбакова, Новосибирск

ОТВЕТИЛ: 12.12.2018 Уропатоген в высоком титре что это

0 ОТВЕТОВ25.07.2016

Здравствуйте! Сдавала БАК пасев при беременности 30 недель Enterococcus faecalis в моче на микрофлору 10*2 степени что это значит и стоит ли лечить. Спасибо!

0 ОТВЕТОВ27.11.2014

Здравствуйте! Уже несколько лет наблюдаю у себя периодическую заложенность носа. Часто может приводить к головной боли. Нос, как правило, заложен с левой стороны. Заметил некоторые закономерности. Нос закладывает при: стрессе, когда ем магазинные сладости, при общем плохом самочувствии, ночью закладывает всегда. Показывался ЛОР-врачу, но она ничего такого не выявила. Примерно с прошлого года вся семья (жена, ребенок – 3 года) стала часто болеть: сначала сильно болит горло, затем горло проходит, .

Уропатоген в высоком титре что это

18+ Онлайн-консультации носят информационный характер и не заменяют очной консультации врача. Пользовательское соглашение

Уропатоген в высоком титре что этоВаши персональные даннные надежно защищены. Платежи и работа сайта осуществляются c использованием защищенного протокола SSL.

Зайцев А.В.
д.м.н, профессор кафедры урологии МГМСУ

Инфекция мочевыводящих путей (ИМП) является одной из наиболее распространенных бактериальных инфекций, поражающей в мире ежегодно около 150 миллионов людей [1]. Стоимость лечения ИМП в США в 2000 году составила 3,5 миллиарда долларов [2]. Неосложненная инфекция нижних мочевыводящих путей (НИМП) при отсутствии факторов риска, таких как структурные или функциональные нарушения мочевыводящих путей, развивается преимущественно у женщин. Согласно данным ряда авторов, у 50% – 60% взрослых женщин в течение их жизни однократно отмечается клинический эпизод ИМП [3]. Как правило, НИМП проявляется в виде острого цистита, с жалобами на учащенное мочеиспускание и ургентность, дизурию, боли над лоном, и в отдельных случаях на примесь крови в моче. Каждый эпизод НИМП сопровождается клиническими проявлениями цистита в среднем в течение 6,1 дней, ограничением активности и потерей трудоспособности на протяжении 2,4 дней [4]. При этом достижение быстрого облегчения симптомов путем оптимального подбора антимикробной терапии с одновременным контролем возбудителя и проведением профилактических мероприятий рецидива заболевания на настоящее время представляет собой непростую задачу.

Рецидивирующая инфекция нижних мочевыводящих путей (РИМП) определяется как 2 неосложненных случая ИМП в течение 6 месяцев или как 3 клинических эпизода в течение 12 месяцев [2]. Большинство рецидивов происходит в течение первых 3 месяцев после первичной инфекции. Среди женщин в возрасте от 17 до 82 лет, имевших в анамнезе ИМП, рецидив заболевания был отмечен в 44 % случаев в течение 1 года наблюдения (53% у женщин старше 55 лет и у 36% у женщин младшего возраста) [4]. По данным Italian National Health Service (NHS) при наличии ИМП в анамнезе у 309 пациенток РИМП была выявлена в 122 (39 %) случаях. В связи с наличием симптомов ИМП 243 (78 %) женщин отмечали нарушение половой жизни, а 51 (17 %) пациентка отказалась от нее совсем. Средний уровень дискомфорта и диспареунии (боль в области малого таза или наружных половых органов, испытываемая во время полового контакта) по визуальной аналоговой шкале (VAS, 0-10) равнялся 8 (7-10) баллам. Средняя стоимость лечения на одну пациентку составила €229 (€53-241) [ ].

Этиология НИМП достаточно хорошо изучена: спектр этиологических агентов одинаков при инфекции как нижних, так и верхних мочевыводящих путей и представлен в 70-95% Escherichia coli и 5%-10% Staphylococcus saprophyticus. Иногда могут быть выделены другие представители Enterobacteriaceae, например, Proteus mirabilis и Klebsiella или энтерококки. Такие грам-позитивные организмы как стрептококки группы B и D составляют около 1-2%. Примерно у 10-15% пациентов с клиническими проявлениями ИМП бактериурия не может быть выявлена с помощью рутинных методик [8].

Урокультура остается «золотым стандартом» для подтверждения ИМП, однако получение результата требует более 24 часов. В большинстве случаев диагноз основывается на клинико-анамнестических, физикальных данных и результате анализа мочи. Применение для этого тест-полосок является быстрым и экономически выгодным методом, позволяющим определить эстеразу лейкоцитов и наличие в моче нитритов. Этот метод имеет невысокую чувствительность, не все уропатогены могут превращать нитраты в нитриты. Даже при негативных показателях не всегда можно исключить ИМП. Вероятность ИМП возрастает при наличии гематурии и содержании в моче нитритов [24,25]. Определяющим остается наличие характерных для ИМП симптомов, хотя при расстройствах мочеиспускания у женщин бактериурия может отсутствовать в 30-50% случаев. Вместе с тем бактериурия с низким титром 102 КОЕ на фоне симптомов ИМП имеет определенную диагностическую ценность, позволяет поставить правильный диагноз и начать лечение [26]. Когда диагноз не вполне ясен, допускается отсроченное назначение антибиотиков. В этих случаях выполняется посев мочи, при положительном результате через 48 часов назначается антимикробная терапия.

Пациентам с рецидивирующей ИМП проводится тщательный сбор анамнеза, включая выявление возможных взаимоотношений эпизодов ИМП с половым контактом и методом контрацепции. Необходимо проведение гинекологического осмотра для исключения воспалительных заболеваний органов половой системы, заболеваний уретры, оценки топографо-анатомических взаимоотношений нижних мочевыводящих путей и половых органов, наличия атрофии влагалища либо выраженного пролапса тазовых органов (цистоцеле или выпадения матки). Возможное наличие остаточной мочи исключается с помощью УЗИ или катетеризации мочевого пузыря. УЗИ мочевыводящих путей и уретроцистоскопию выполняют для исключения анатомических аномалий и новообразований мочеполовой системы. Скрининг на предмет наличия сахарного диабета с последующей консультацией эндокринолога показан при наличии сопутствующих факторов риска. Лабораторные исследования при осложнённом или рецидивирующем цистите, помимо общего анализа мочи (с определением нитритов и лейкоцитов), включают:

  • бактериологическое исследование мочи, которое проводят для точного выявления возбудителя и его чувствительности к антибактериальным лекарственным средствам; а также обследование на инфекции, передаваемые половым путём (ПЦР из двух локусов — уретра, цервикальный канал);
  • обследование на вирусные инфекции (ИФА для определения иммуноглобулинов к герпесу, цитомегаловирусу), мазок и посев отделяемого из влагалища с количественным определением лактобактерий) для исключения дисбиоза.
Читать дальше  Как определить геморрой после родов

Escherichia coli является основным возбудителем ИМП вследствие наличия факторов вирулентности, которые не только оказывают влияние на сродство возбудителя к уротелию (адгезия к клеткам эпителия вследствие наличия фимбрий и ворсин), но и препятствуют развитию иммунного ответа у пациента. Безусловно, помимо вирулентности и концентрации в моче возбудителя факторами риска развития ИМП являются:

  • Анатомо-физиологические особенности женского организма (короткая и широкая уретра, близость к естественным резервуарам инфекции — анус, влагалище; клиторо-уретральное расстояние, гипермобильность уретры, уретро-гименальные спайки [10], [6] врожденные аномалии развития — эктопия мочевого пузыря, мочеточников [12], [7] дистопия наружного отверстия уретры, гипоплазия седалищных костей [11], [8], а также неврологические состояния у пожилых пациенток, связанные с повреждением спинного мозга [13] [9] либо диабетической нейропатией). Также в эту группу можно отнести такие патологические состояния как релаксация и выраженное опущение тазового дна, которое ведет к появлению в мочевом пузыре остаточной мочи, что также является риском развития рецидивирующей ИМП [14]. [10]
  • Частые сопутствующие гинекологические заболевания — воспалительные процессы во влагалище, гормональные нарушения (в том числе гипоэстрогенемия – ощелачивание рН влагалища и уменьшение количества Lactobacillus), приводящие к дисбиозу влагалища и размножению в нём патогенной микрофлоры [6], [11] а также шеечно-вагинальные антитела [7], [9] – [12], [13]
  • Поведенческие аспекты – частота половых актов (наличие ИППП) и характер применяемых контрацептивов (спермициды), что может повысить скорость влагалища и периуретральной колонизации кишечной палочкой [8]. [14]
  • Наличие гематурии и ургентного мочеиспускания, по мнению ряда исследователей, свидетельствуют о присутствии в высокой степени вирулентной микрофлоры (1,2). К факторам риска развития РИМП относятся предшествующий половой контакт, новый половой партнер и применение спермицидов (3-8). Nonoxynol-9, наиболее часто применяемый спермицид, токсичен для лактобактерий, особенно H2O2 –продуцирующих, включая Lactobacillus crispatus (9). Токсический эффект спермицидов менее выражен в отношении E. Coli, при этом ее адгезивные свойства могут даже усиливаться. Наблюдается более частая колонизация влагалища E. Coli у женщин, применяющих спермициды (10).
  • Кроме этого риск повышается у больных моложе 15 лет и при наличии ИМП в анамнезе у матери. Продолжаются исследования индивидуальных генетических особенностей у больных РИМП, включая группу крови Lewis, основанную на параметрах 4 антигенов, кодируемых геном Le (локализован на хромосоме 19) и полиморфизма Toll-like рецепторов (11,12).

Поскольку E. Coli остается наиболее распространенным уропатогеном, составляя 65-95% микроорганизмов, выделяемых из мочевыводящих путей, многие эпидемиологические исследования сфокусированы на изучении резистентности E. Coli (13,14). Большое внимание сегодня уделяется связи между назначением антибиотиков, их коллатеральным повреждающим действием и развитием резистентности уропатогенов.

Рост резистентности основных уропатогенов ко многим антимикробным препаратам постоянно вызывает дискуссию о выборе эффективного метода лечения неосложненного цистита. Согласно существующим сегодня рекомендациям по лечению инфекционных заболеваний возбудитель должен быть идентифицирован и профиль его чувствительности к антибиотикам определен до начала терапии, по крайней мере, эмпирическая терапия не должна начинаться до получения материала для бактериологического исследования. При лечении больных неосложненным циститом в большинстве случаев это правило игнорируется, в основном по экономическим соображениям. По этой причине получение своевременных данных о профиле чувствительности уропатогенов у больных неосложненным циститом не всегда возможно и первоочередной задачей специалистов в этой области является создание и постоянное обновление терапевтических рекомендаций.

В ходе международного эпидемиологического исследования при неосложненном цистите у женщин (ARESC) в 9 странах Европы (включая Россию) и Бразилии определялась чувствительность уропатогенов к девяти антибиотикам (назначаемым per os) на основании требований Института Клинических и Лабораторных Стандартов (CLSI). Согласно полученным данным основным уропатогеном являлась Escherichia coli (74,6%), далее Enterococcus faecalis (4,0%), Staphylococcus saprophyticus (3,6%), Klebsiella pneumoniae (3,5%) и Proteus mirabilis (3,5%). E. coli показала наибольшую чувствительность к фосфомицину (98,1%), несколько меньшую к мециллинаму (95,8%), нитрофурантоину (95,2%) и ципрофлоксацину (91,8%). Низкой оказалась чувствительность этого уропатогена к ампициллину (45,1%) и котримоксазолу (70,5%). К амоксиклаву (амоксициллин/клавулановая кислота) (82,1%), цефуроксиму (82,5%) и налидиксовой кислоте (82,5%) уровень чувствительности был средний. В общем спектре чувствительность уропатогенов была следующей: фосфомицин (96,4%), мециллинам (95,9%), ципрофлоксацин (90,3%) и нитрофурантоин (87,0%). Во всех странах уровень чувствительности E. coli оказался выше 90% только к фосфомицину, мециллинаму и нитрофурантоину. Уровень чувствительности к препаратам существенно варьировал в разных странах, за исключением фосфомицина, мециллинама и нитрофурантоина. (5)

Чувствительность штаммов E. Coli, выделенных от пациентов с неосложненной ИМП в России (ДАРМИС, 2010-11гг.) составила к фосфомицину 98,9%; нитрофурантоину 94,7%; фуразидину калия 96,8%; ципрофлоксацину 90,0%; левофлоксацину 90,5%; ко-тримоксазолу 77,4%.

IDSA рекомендует избегать применения антимикробных препаратов при локальной резистентности к ним15 – 20%, допуская, что врачи в амбулаторной практике могут не всегда следовать этим рекомендациям. Изучение резистентности микроорганизмов в амбулаторной практике имеет большое практическое значение.

Выбор антимикробных препаратов для лечения неосложненного цистита проводится с учетом имеющихся рекомендаций по лечению ИМП (EAU, AUA, IDSA, Российские национальные рекомендации, 2014) в основу которых положены принципы доказательной медицины и результаты проведенных исследований (Таб. 1, 2) (31-33). Исследования продемонстрировали, что короткие курсы антимикробной терапии являются методом выбора по многим причинам: лучшая комплаентность, меньшее количество нежелательных и коллатеральных эффектов, меньшая стоимость, в тоже время равная эффективность по сравнению со стандартной терапией. Вместе с тем не все антибиотики одинаково подходят для этого режима дозирования. В настоящее время доказанной эффективностью в лечении больных с инфекцией НМВП обладают несколько препаратов.

Таблица 1. Антибактериальная терапия острого неосложненного цистита у женщин пременопаузального возраста (Рекомендации Европейской ассоциации урологов, 2014)

“>

Вам также может понравиться

About the Author: Buku

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector